Подписка на новости Новости

04.10.2017

В Харпе устраивают тренировочные заплывы для муксуна

Как работают «ясли» для сигов и зачем заводчикам осетровая икра.

Собский рыбоводный завод, первый на Ямале и самый крупный в российской Арктике, в этом году выпустил в акваторию Оби 25,5 миллиона мальков. 

Муксуны появляются на свет в двух идентичных цехах, где стоят длинные ряды инкубационных аппаратов – в них загружается икра, которая в течение всего процесса промывается и перемешивается потоком воды. Когда из икринок выклевываются личинки, они, движимые инстинктом, всплывают на поверхность и с водой по лоткам скатываются в накопитель, а оттуда перемещаются в резервуары, где и набирают вес до нужного – от половины грамма до полутора.

 Корм для живой продукции производят на месте, и он тоже живой, рассказал генеральный директор завода Данил Эльтеков:

– Когда личинка только выклюнулась, мы начинаем кормить ее рачком под названием артемия. Яйца артемии каждый год собирают на соляных озерах, которых очень много, к примеру, в Курганской области и на Алтае, сушат, фасуют в вакуумную упаковку. Мы их приобретаем и инкубируем.

Вот как раз инкубатор для артемии, – указывает руководитель, когда мы перемещаемся в следующее помещение, обозначенное как цех живых кормов. – Сюда заливается вода с солью и содой и засыпается определенное количество яиц рачка. Компрессор обеспечивает так называемый барботаж – бурление.  При примерно двадцати градусах в течение двух суток корм выклевывается из яиц. Потом мы останавливаем компрессор и включаем лампу в нижней части инкубатора. Оболочки яиц всплывают вверх, а рачки стремятся вниз к свету, и мы просто сливаем их с помощью крана, а потом даем личинкам.


РУКИ МЫЛИ?

У входа в каждый заводской цех стоят сложной конструкции турникеты с вращающимися автоматическими щетками для обуви и отверстиями для рук. Вставишь в них пятерни, причем непременно обе – автоматика опрыскает их дезинфицирующим раствором, а иначе просто не пропустит. Дополнительно посетителей инструктируют: не подходить слишком близко к бассейнам, а уж тем более – не наклоняться над ними и не лезть в воду.

– Соблюдение санитарно-эпидемиологических норм – одно из важнейших требований в работе. Мы выращиваем рыбу в условиях замкнутого водоснабжения, используем по кругу одну и ту же воду. Это, если хотите, маленький мир со своими условиями, в том числе определенным бактериальным составом воды. Если в нее попадет что-то постороннее, можно потерять вообще всё стадо – тогда придется начинать сначала, – говорит Данил Эльтеков.

На каждый из пяти цехов приходится по установке замкнутого водоснабжения. Вода постоянно циркулирует, по пути проходя очистку, и за час обновляется в каждом бассейне. Необходимый для дыхания рыбы кислород на заводе производят самостоятельно, в каждый бассейн он подмешивается автоматически до достижения оптимального уровня – содержание газа постоянно контролируют датчики.


ЭКСПЕРИМЕНТЫ С НЕЛЬМОЙ

Сейчас бассейны сухи и мальков в цехе нет, как не было икры в инкубаторах. Последние муксунята скрылись в обской воде в начале прошлой недели. Разве что в паре емкостей всё-таки оставили немного рыбы. В одном кружит муксун, в другом – нельма. Ее растят не для выпуска – это порода не обская, а с озера Кубенского, на Ямале она не приживется, говорит наш провожатый. Завели вологодскую нельму для эксперимента – на ней «тренируются» работать с ямальской.

– До августа мы занимаемся мальком, а с сентября до ноября – сбором икры, – рассказал гендиректор. – Затем минимум пять месяцев длится инкубация, которая проходит в два этапа: сперва подращиваем одну часть, потом, когда освободятся бассейны, уже в начале лета, загружаем вторую.


ОСЕТРУ НА ЗАВОДЕ ТЕСНО

В этом году процессу помешала затяжная весна с долгим периодом паводка, уточнил Данил Эльтеков. Сроки выпусков в итоге сдвинулись, вообще же весь объем рыбы до конца августа на заводе планируют выпускать. К слову, в следующем году объем планируют значительно прибавить – примерно до 40 миллионов мальков.

В следующем цехе журналистов ждет экскурс в Красную книгу: тут нам демонстрируют стерлядь и сибирского осетра. В реку их выпускать не планируют – растят для продажи икры на нужды аквакультуры или в пищу.

– Основная наша цель – воспроизводство сиговых видов рыб. С осетром нужна принципиально другая технология, наши бассейны просто не подходят для того, чтобы подращивать его в большом количестве, – говорит Данил Эльтеков. – Так что икра осетровых – просто дополнительное направление, которое поможет экономически держать предприятие на плаву.

Поскольку сейчас работы на заводе немного, в помещениях малолюдно – несколько работников проверяют, как в обитаемых резервуарах чувствуют себя «хвосты» ценных пород. Всего же на заводе трудится больше четырех десятков человек, включая гендиректора. Любопытно, что тюменец Эльтеков руководил проектом строительства рыбоводного комплекса на Ямале, а в итоге сам и остался управляться со всем этим хозяйством.

– Я четыре года работал в Госрыбцентре в отделе по проектированию подобных предприятий. Когда заказчик забирал этот проект, я предложил ему альтернативный вариант. Сейчас от первоначального тут остался разве что контур зданий, – рассказал наш экскурсовод.


РЫБУ БУДУТ ДОИТЬ

Мы, между тем, добираемся  в самый дальний цех, где обитает заводское стадо муксуна. Естественно, интересует, как быстро рыба достигнет «товарных» размеров. Но, по словам руководителя предприятия, спешка тут только помешает. Стадо – маточное, его выращивают, чтобы получать икру для воспроизводства на месте, а не охотиться за поредевшим муксуном по рекам и протокам. Рыбу будут буквально доить, сцеживая икру и молоки, а потом отпускать обратно. Но если выкармливать ее «на убой», качественных производителей не выйдет:

– Получится, условно говоря, «поросенок» – жирный, но не дающий половых продуктов. Нашему муксуну уже год, но он к килограмму еще даже не приближается – особи весят граммов по 400–500. Потому что рыба созревает максимально естественным образом – мы устраиваем зимовку и не кормим ее, чтобы не жирела, заставляем двигаться: подача воды в бассейн устроена таким образом, что она непрерывно циркулирует по кругу.

Стерлядь, «пасущаяся» на берегу Соби, начнет приносить икру года через два, осетр – примерно через четыре с половиной, а муксун – через полтора-два года.

Данил Колосов, фото автора


 

Остальные новости раздела



Яндекс.Метрика