Подписка на новости Новости

26.09.2017

Вторая жизнь стройки № 503

В Красноселькупском районе на объекте «мёртвой дороги» – в посёлке Долгий – создали карту для туристов и расставили указатели.

Экспедиция организована на грантовые деньги – в прошлом году жительница Красноселькупа Анна Ковалёва получила сто тысяч рублей на всероссийском форуме «УТРО». Цель её проекта «Вторая жизнь памятнику истории» – уборка территории и консервация объектов, сохранившихся в посёлке Долгий.

Участниками экспедиции стали двенадцать добровольцев из разных сфер: культуры, лесничеств Красноселькупа и Тольки, пожарной части, районной больницы, СМИ, аэропорта и полиции. Они должны были установить карту и указатель для туристов, посетивших Долгий, убрать территорию и покрасить беседку.

Отплыли из Красноселькупа в шесть утра. Шёл мелкий и колючий дождь с неуютным ветром, однако участники «Второй жизни» были полны энтузиазма. Поэтому дорога показалась быстрой: невзирая на ранний подъём и волнительную подготовку, никто и не думал спрятаться под плед и поспать.

Аромат горячего кофе разносился по каюте. А мы ведь ещё и не перезнакомились. Как выяснилось, из двенадцати человек «мёртвую дорогу» видели только трое… Нас сблизили общая цель и сталкерское желание посетить Долгий, о котором в тот момент мы знали так мало…

 

ДОЛГАЯ ИСТОРИЯ

Строительство железной дороги Салехард – Игарка (или, как её ещё называют, сталинская), которая должна была пройти вдоль полярного круга в условиях вечной мерзлоты, начали в 1947-м и планировали завершить к 1953 году. Магистраль имела стратегическое значение: связать отдельные районы севера Сибири, богатые полезными ископаемыми. Стройка имела два направления: № 501 – Обское и № 503 – Игарское.

Общая протяжённость линии – 1300 км (к 1953 году было построено полностью около 700 км), однопутная линия с разъездами через 9–14 км, станции через 40–60 км. По плану было 106 разъездов и 28 станций. Средняя скорость движения поезда с остановками на разъездах – около 40 км/ч, включая разгон и торможение. Рассчитывали, что будет проходить шесть пар поездов в сутки.

Темпы строительства «сталинки» были невероятными для тех лет: около 100 км в год. Уже весной 1949 года трассу протянули по Красноярскому краю. В зоне тундры и тайги строили станции и депо, перебрасывались мосты.

Строительство вели производственные колонны двух стройуправлений ГУЛЖДС – 501-я и 503-я. Работы велись по двухлучевой организационной схеме, из конечных точек навстречу друг другу. Строители должны были встретиться на берегах реки Пур, примерно посередине 1300-километровой трассы.

Качественно построить на вечной мерзлоте грандиозный объект в короткие сроки – задача нереальная. Потому было принято решение сооружать дорогу по заниженным нормам и с огромной концентрацией рабочей силы.

К 1953 году рабочее движение уже осуществлялось на участке Салехард – Надым и далее до 620-го километра, на участке 970–1155 км между станциями Ермаково и Янов Стан. А на участке 620–640 км и 1400–1482 км было отсыпано земляное полотно. Через Обь действовала паромно-ледовая переправа, на реке Надым имелся низководный мост. В короткий срок на участке станции Таз было построено 17,5 км пути. Депо и всё население переехало в Сидоровск.

Вдоль всей трассы строили небольшие посёлки. Одним из таких был и Долгий. Там жили вольнонаёмные работники, администрация лагеря и заключённые. Здесь же работали административные и общественные учреждения (детский сад), размещались хозяйственные постройки – автомастерская, баня.

Местных строительных материалов в условиях приполярной тундры было мало, лес завозили. Постепенно палатки и землянки заменяли бараками, которые возводили сами будущие жители.

После смерти Сталина грандиозная стройка была сначала законсервирована, а затем просто брошена, за исключением нескольких небольших участков.

 

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ... В БУКВАЛЬНОМ СМЫСЛЕ

«Так, что это? Приплыли?» – девчата прилипли к иллюминаторам. Ещё нет, плановая остановка, чтобы собрать камней для предстоящих строительных работ. Парни вышли на берег. Остаток пути играли в «Крокодил», и это окончательно сплотило нашу группу.

Ну вот, теперь-то точно оно! Мы начали выгружаться на берег: металлоконструкции, указатели, банки с красками, лопаты, вёдра… Всё это в несколько заходов оказалось на месте. К работе приступили немедленно: парни начали копать, носить, смешивать, устанавливать… Дамы в огромных энцефалитках принялись убирать на территории мусор, а позже отправились красить беседку.

На глазах выросла наискосок от креста карта-проводник по местности. Указатель раскинул во все стороны свои острые стрелочки. Стол и лавочки в беседке отбрасывали свежие эмалевые блики серым и синим цветами, разбивая монотонный дождливый фон. Мешки с мусором отправили на катер, чтобы забрать с собой – не место здесь грязи – под дружное девичье: «Мы – за чистую историю!» 

Дело сделано. Отправляемся к «заброшенкам». Вот она, вековая машина, в простонародье известная как «Овечка», от «О» в названии, означавшее «паровоз основной». Фотографируемся. Дальше маршрут по уцелевшим следам «мёртвой дороги»…

Остатки железнодорожных путей и депо, руины бараков, захоронения заключённых, паровозы, система речных причалов – вот то, что дальше ждало нас в Долгом. Проржавленные останки паровозов, разбросанные повсюду, будто кто-то второпях оставил их здесь, чтобы скоро вернуться. Разрушенные насыпи, съехавшие в сторону. Весёлый и пушистый мох, покрывающий величественные некогда макушки суровых вагонов. Рельсовый путь, теряющийся в лесных зарослях, как путь последний для целой эпохи…

 

В ДОЛГУ ПЕРЕД ПРОШЛЫМ

Решаем, кто хочет отправиться к баракам. Хотят все. Спасибо капитану, некоторым нашлась сменка – в нашей обуви тоскливо хлюпала вода, а некоторые из парней мужественно выливали её из своих сапог по доброму стакану и всё-таки принимали решение идти дальше.

Итак, дорога к баракам. Сразу видно, человек здесь – редкий гость. Растения, как деревья из детства, – выше твоего роста, угрюмые и по-хозяйски встающие на пути. Пробираемся через дебри, время от времени ухая в невидимые ямы.

Деревянная лодка – разваленная, давшая вторую жизнь молодым звенящим берёзкам. Следом ещё и ещё. Здесь был причал – основательно сколоченные остовы вросли в землю.

По пути встречаются части паровозов и всего, что имело к ним отношение, покрытые рыжей ржой. Кое-где сохранились таблички с описанием деталей.

Дошли. Заваленные административные и хозяйственные постройки, на окнах и дверях кое-где редкими ресницами торчат ржавые петли…

Я заходила в каждый дом, трогала печальные стены и про себя приветствовала каждую из построек. Этот посёлок до сих пор дышит. Он смотрит нетронутым малинником, бессчётные пытливые глазки черничинок и голубики с интересом разглядывают гостей. Кованые решётки, грубые, но благодаря этому и вечные.

Ходить здесь небезопасно: в любой момент может рухнуть часть здания или провалиться пол. Но это в лучшем случае. Встреча с медведем была бы куда более неприятным событием. Поэтому мы не задерживаемся и возвращаемся к берегу.

Мало времени на то, чтобы осмотреть всё. Мало времени на то, чтобы сделать что-то для этого места. Но мы обязательно вернёмся, чтобы вернуть долг: к сожалению, мы совершенно не подготовились к этой поездке и ничего не знаем о посёлке. Сильно желание перелопатить архив, найти всё о стройке № 503, чтобы вернуться и каждое здание назвать по имени…

Мы не прощаемся, Долгий. Обещаю: мы не прощаемся.

Анна Степанова, фото автора

 

Остальные новости раздела



Яндекс.Метрика