Подписка на новости Новости

09.05.2020

Журналисты «КС» вспомнили дедов-фронтовиков

В этот день ровно 75 лет назад наши дедушки и бабушки дружно кричали «ура». Над ночной Москвой и Ленинградом пылали огни первых послевоенных салютов. В остальных городах тоже было шумно и весело – бойцы крестили небо трассерами. В майскую высь неслись и гасли мириады светящихся точек. 27 миллионов не дождались этого торжественного момента.

Увы, в эту карантинную весну мы не пройдем по улицам с колоннами «Бессмертного полка». Зато мы можем сделать это в виртуальном пространстве. Главное – не забывать и не молчать, рассказывать детям, внукам, друзьям о подвиге своих героических предков. Сегодня мы представляем вашему вниманию воспоминания журналистов «Красного Севера» о дедах-фронтовиках.

«Небесный тихоход» в судьбе лётчика Васильева

Восстановить фрагменты семейной истории помогли интернет-проекты Минобороны.

Я с детства ужасно плохо переносила перелеты. Поездка в отпуск, когда до Москвы «Як-40» летел из Салехарда с двумя посадками, а до Тюмени – с одной, была каторгой. Отец же, командир экипажа, смеялся, что, мол, небо не для меня и дело летчиков Васильевых придется продолжать моей младшей сестре или внукам. Сейчас я всё больше жалею, что мы при его жизни не говорили о главном. О том, как он, ребенок войны, пережил оккупацию, как встречал с войны отца-летчика и почему так любил фильм «Небесный тихоход».

Два деда – два неизвестных фронтовых пути

Мы с сестрой появились на свет в Салехарде, мама родом из Свердловской области, отец – с Краснодарского края. И получилось, что именно Ямал собрал воедино истории двух семей, в которых оказалось очень много общего.

Оба наших дедушки были фронтовиками, оба вернулись, и оба ничего не рассказывали о войне. У маминого папы Григория Филипповича Емельянова была перебита правая рука, а всё тело изранено так, что мама еще ребенком, увидев его без рубахи, жутко испугалась.

4-1-_1_.jpg

Другой дед Иван Данилович Васильев в войну был летчиком, потом возглавлял аэропорт в Майкопе. Вот и всё, что было известно нам с детства о судьбе обоих дедушек.

Пролить свет на фронтовой путь летчика Васильева удалось уже в двухтысячные годы, когда появились проекты Министерства обороны РФ «Подвиг народа» и «Память народа». Тогда-то и стало понятно, почему отец не мог выбрать иную профессию и грезил небом до последнего.

Сын бедняка подался в лётчики

Судя по сохранившейся в семейных архивах автобиографии, Иван Данилович Васильев родился в 1914 году в селе Великое Краснодарского края в семье бедняка. Отца он никогда не видел, тот погиб во время Первой мировой войны, через несколько месяцев после рождения сына. Мать вышла замуж, но отчима в 1940 году арестовали. Дедушка же тогда уже служил в авиаотряде, закончив в 1938 году школу пилотов. Следующие несколько строк автобиографии совершенно сухие – служил, воевал, вернулся. В конце – список наград. Из них два ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны I и II степени, медали «За оборону Кавказа», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». 

4 (1).jpg

Вот вам и «фанера»

Благодаря опубликованным в интернете материалам удалось пролить свет на историю двух орденов.

Документы на первую Красную Звезду подписаны в 1942 году, когда дед был младшим лейтенантом, пилотом 3-го класса 3-й эскадрильи Северо-Кавказской особой авиагруппы и обслуживал Крымфронт. В наградном листе, который удалось найти уже в двухтысячные, говорится: «Работая на самолете У2 на передовом аэродроме, выполнил 140 вылетов к линии фронта с налетом 205 часов, производя полеты в сложных метеорологических условиях, не считаясь с опасностью для жизни».

Для меня упоминание самолета тогда стало потрясением. Ведь это тот самый «русфанер», труженик войны, воспетый в фильме «Небесный тихоход»! Но в отличие от одного из главных героев фильма мой дед, судя по найденным документам, с самого начала летал на У2. И именно на нем в 1942 году он ринулся на помощь летчику сбитого самолета, а меньше чем через месяц чуть не погиб сам.

«...Проявляет здоровую инициативу. 24 марта, находясь на передовом аэродроме, увидел падение сбитого самолета, не обращая внимания на опасность для жизни, немедленно вылетел к месту происшествия и организовал помощь раненому летчику.

19-го апреля, возвращаясь после выполнения задания редакции газеты «Боевая Крымская» на невооруженном самолете У2, сам подвергся нападению двух мессершмиттов 109. Несмотря на сильные повреждения самолета – перебит фюзеляж – летчик Васильев И. Д., не потеряв самообладания, посадил самолет и сам умело вышел из-под обстрела фашистских стервятников, которые последующей атакой хотели уничтожить летчика», – сухо с узнаваемой стилистикой того времени говорится в наградном листе.

Интересно, что ордена за два этих подвига дед получил в разное время. Наградной лист за первый, как сказано выше, подписан в 1942 году. Второй датируется 1943 годом, тогда дед уже стал лейтенантом и командиром звена 4-й эскадрильи 8-го отдельного авиаполка ГВФ.

Что еще известно о нем? Он прошел войну от родного Краснодарского края до Германии. В 1944 году награжден орденом Отечественной войны I степени.

Последний наградной лист военного времени, который нам удалось найти, датируется маем 1945 года. К тому моменту дед уже капитан, командир эскадрильи 23-го отдельного авиационного полка ГВФ на фронте налетал 1304 часа, выполнил 770 оперативных вылетов, в том числе и в тыл противника.

Деда уже более 20 лет нет в живых. Но в нашем архиве есть сохраненные копии документов, а еще страница сводной информации в проекте «Память народа», где недавно появились две фотографии летчика Васильева.


Екатерина Пшенцова


Красноармеец Полозов и 35 спасённых с поля боя

Мой прадед Алексей Михайлович Полозов, 1901 года рождения, был участником трех войн: Гражданской, финской и Великой Отечественной. Будучи человеком немногословным, он сам мало что рассказывал про фронтовые дела. Известно, что в Гражданскую переходил Сиваш при освобождении Крыма. В каких боевых действиях Великой Отечественной он участвовал и как это было, мы узнали в основном из открытых источников и документальных свидетельств, нежели из воспоминаний самого красноармейца.

Когда началась Великая Отечественная, Алексей Полозов работал старшим механиком МТС в родном Дубском (Нижегородская область). Принял присягу в 41 год в октябре 1942-го.

4-4.jpg

В семье хранится красноармейская книжка прадеда. Он служил в 4-й гвардейской мотострелковой Смоленской Краснознаменной ордена Суворова бригаде санитаром. С ноября 1942 года был на Воронежском, Донском, Западном, 3-м Белорусском фронтах. Перенес два ранения: легкое – 28 декабря 42-го, тяжелое – 20 марта 43-го. Участвовал в боях за Смоленск, Оршу, Минск, Каунас, Гумбиннен, Инстербург, Тильзит, Жиллен, Каукелин, Велау, Лабиау, Алленберг, Нюрденбург, Кенигсберг. Демобилизован 25 июня 1945 года.

Вернулся с наградами. Среди них – медаль «За отвагу». Подробности подвига приведены на сайте pamyat-naroda.ru. Вот как произошедшее описал в наградном листе командир 1-й мотострелковой бригады Кожемякин: «В боях с немцами с 13.1 по 31.1.45 г. т. Полозов показал себя только с хорошей стороны. Его самоотверженная работа по оказанию мед. помощи раненым бойцам и офицерам позволила сохранить жизни нескольким десяткам человек. Под сильным огнем противника т. Полозов оказал мед. помощь и эвакуировал с поля боя 35 раненых красноармейцев и офицеров».

За что именно прадеду вручили орден Красной Звезды, неизвестно. Наградной документ, судя по открытым данным, оформлен через месяц после демобилизации – 24.07.1945 года, сейчас он хранится в Центральном архиве Минобороны. В красноармейской и орденской книжке указаны другие даты – 46-й и 47-й года соответственно. Поэтому до тех пор, пока военный архив полностью не рассекретят, установить точные сведения не представляется возможным.

4-5.jpg

Кроме прадеда, воевали два его брата – Николай и Константин, а также сын Иван.

Средний брат Константин Михайлович, 1903 года рождения, стал инвалидом, правую ногу ампутировали после тяжелого ранения. Про боевой путь младшего брата Николая Михайловича, 1909 года рождения, сведений практически нет, но после фронта тоже вернулся в родную деревню.

Сын прадеда Иван, 1923 года рождения, участвовал в обороне Сталинграда, службу завершил в Болгарии. Был демобилизован только весной 1947 года с травмированной после ранения рукой, стал педагогом.

Прадед после фронта работал в колхозе механиком. Вспоминать про войну не любил, расспросы могли расстроить его до слез. Любил и баловал внуков, они в нем души не чаяли. Перенес инсульт, из-за чего пришлось оставить работу. Умер 7 января 1969 года.

Род продолжили четверо детей: сын и три дочери.


Татьяна Мохнова


Этот «орден» младший сержант Павлов носил всю жизнь

Мой дед Николай Фёдорович Павлов всегда дружил со спортом. Будит меня мама в ясли, а он уже с двухпудовыми гирями упражняется – подбрасывает их до потолка и ловит. На одной из фотографий он стоит со знаменем на московском стадионе «Динамо». На обороте надпись: «Колонна победителей спартакиады народов РСФСР».

Иногда я заглядывал в сервант и открывал коробочку с его наградами. Их было не так много: медаль «За отвагу» и послевоенная медаль за первое место в республиканских соревнованиях по тяжелой атлетике.

Но была у деда еще одна, пожалуй, самая дорогая «награда», едва не стоившая ему жизни. Ее деду «вручил» немецкий снайпер, и дед носил ее всегда – маленькое углубление справа от позвоночника и большой, размером с кофейное блюдце, звездообразный шрам на животе. Разрывная пуля не оставила Николаю Павлову шансов на выживание, но верный друг вырвал этот шанс у смерти – как на крыльях доставил деда в медсанбат. Не подкачали и врачи, подарили деду жизнь, а он передал этот дар двум дочерям и двум сыновьям – кадровым офицерам.

4-2.jpg

Дед не любил рассказывать о войне, но я знал, что 9 Мая, когда в доме соберутся друзья и родственники, кто-нибудь из старшего поколения скупо, без громких фраз изложит свою фронтовую историю. Поведал ее и дед.

Когда я впервые услышал этот рассказ, я уже знал, что перед войной мамин отец поступил в речное училище. А когда пришла пора идти на фронт, медкомиссия его забраковала – врачи различили какие-то шумы в сердце. Дед ужасно переживал – всех его товарищей зачислили в один экипаж, а его отправили в сухопутные войска. Уже потом он узнал, что его однокурсники в полном составе погибли в одном бою – вместе с кораблем. Так дотошность врачей спасла моему деду жизнь…

Боевой путь Николая Павлова начался 7 июля 1943 года. Его часть стояла в резерве, и молодые солдаты день и ночь слышали рев и грохот Курской битвы.

1-й Украинский, 2 и 3 Прибалтийские фронты – мой дед с боями дошел до Прибалтики. В представлении на награждение медалью написано: «…работая шофером бронемашины показал образцы мужества и беспримерной стойкости… в сложной обстановке – под арт. мин. обстрелом, в дождь и ночью машина никогда не отказывала. Боевые приказания и распоряжения командира корпуса (10-го танкового Днепровского. – Прим. авт.) доставлялись в срок частям, ведущим упорные бои. Младший сержант Павлов Н. Ф. умело маневрируя, выводил машину из-под неприятельского обстрела, выполняя боевые приказания».

4-3.jpg

Последним заданием шофера вестового БА-64 стала разведка. Ходил ли дед за линию фронта до этого случая – мне неизвестно. Но в тот раз ему и его напарнику поручили проверить некое село. Командование не знало, занято оно немцами или путь для танков свободен. По воспоминаниям деда, их бронеавтомобиль тихим ходом подошел к околице. Чуть поодаль в лесном массиве виднелся танк. Он стоял в тени деревьев, и было непонятно, чей он – наш или немецкий, подбитый или в боевой готовности. Времени гадать не было.

Дед повел машину в село – на улице ни души. БА-64 ехал мимо домов, и казалось, что там нет не только немцев, но и самих жителей. Наш экипаж уже собирался возвращаться, когда дед заметил у противоположной оконечности села замаскированную противотанковую пушку. Расчет уже наводил ее, и дед, не теряя ни секунды, крутанул руль. Командир тоже заметил опасность и успел полоснуть по фрицам из пулемета. Легкий броневичок так лихо завернул маневр, что немцы не успели выстрелить. БА-64 пулей вылетел из села, и краем глаза дед заметил, что танк наводит на него орудие. Куда там – наши уже мчали по лесной дороге прочь, везли тревожную весть командованию. Местность была незнакомая, и где-то на проселке дед вылез из боковой дверцы, чтобы оглядеться. Через миг в глазах у него потемнело. Немецкий снайпер попал ему в спину. Это было уже достаточно далеко от села. Вероятно, немцы готовили на этом участке фронта для наших войск глубокую ловушку…

В экстренной хирургии есть правило «золотого часа». В данном случае оно было соблюдено. Врачи провели сложнейшую операцию, удалили деду часть кишечника. Низкий ему поклон и низкий поклон врачам – они ведь не только его с того света вытащили, они дали шанс продолжиться всему нашему роду.

После войны дед работал в КБ Горьковского автомобильного завода. Ушел из жизни в 2000 году.


Андрей Баландин


Семейную книгу издали к столетию фронтовика

Каждая семья, проводившая на войну отца, мужа или брата, по-своему хранит память о героическом предке. Во многих семьях фотографии фронтовиков висят на самом почетном месте. 

С открытием архивов миллионы россиян обзавелись копиями наградных листов и приказов по армии. А наша семья выпустила книгу воспоминаний о Янтимире Карманове, моем деде.

В прошлом году это издание участвовало в Тюменском областном литературном конкурсе «Книга года – 2019» и взяло главную награду – «Серебряную литеру» в номинации «Самая популярная книга».

Теперь мой сын – правнук фронтовика – всегда может достать с полки сборник семейных воспоминаний и погрузиться в историю жизни самого уважаемого и почитаемого в нашем роду человека.

Дизайн без названия (21).jpg

Всевышний даровал Тимиру Карманову долгую жизнь – 91 год. Еще до войны он поступил в Тобольское педучилище. В 1939 году во время войны с Финляндией учителей призвали на фронт, вместо них в школы направили студентов третьекурсников. Дед так и не успел втянуться в работу. Квантунская армия японцев, оккупировавшая Северо-Восточный Китай, угрожала рубежам нашей Родины. В 1940 году девятнадцатилетнего новобранца Карманова отправили на Дальний Восток учиться военному делу.

После нападения гитлеровской Германии воины дальневосточники рвались на фронт, массово писали заявления о переводе на запад, в действующую армию. Командование, как правило, отказывало, объясняя, что враг может напасть и на Дальнем Востоке. У этих опасений были все основания – самураи прощупывали слабые места, проверяли боеготовность красноармейцев, нарушали границы, не обходилось без боев. Дед служил в батальоне связи, был линейным надсмотрщиком. Если проще – тянул телефонные провода в метель и крепкие морозы зимой, и по грудь в воде летом… Под пулями сращивал места обрывов – обеспечивал устойчивую связь между стрелковым корпусом и штабом армии.

В 1945 батальон деда вступил в Маньчжурию, он участвовал в освобождении Чанчуня, Харбина и многих других городов. Вскоре, красноармейцы пересекли границу Кореи, чтобы освободить Пхеньян. Вся эта информация по крупицам собрана из различных источников… жаль, не со слов деда.

Боевой путь Тимира Карманова закончился в Корее, оттуда он и демобилизовался в 1946. За отличную службу он получил пуд муки и пуд сахара, не потеряв ни грамма, привез награду в родной дом.

Дизайн без названия (22).jpg

В своих воспоминаниях мама пишет, что однажды к дедушке приехали сотрудники из районной соцзащиты, вероятно, чтобы к одному из юбилеев Победы оказать помощь. Дед уверенно ответил, что у него всё есть и он ни в чем не нуждается, отказался он и от ремонта дома. Кстати, на квартиру, положенную фронтовикам, он тоже не претендовал. Такие убеждения.

О войне дед не рассказывал ровным счетом ничего. Самые откровенные разговоры у нас случались о литературе. Пока я училась на филфаке, он гонял меня по Гоголю и Толстому, случалось, выявлял пробелы в знаниях. Свою любимую «Капитанскую дочку» сельский учитель читал, когда сильно болел, на пенсии она волшебным образом возвращала ему силы.

С детства он был для меня образцом бережливости. Из его библиотеки мне в наследство достались старые словари с прекрасно сохранившимся переплетом. Мама рассказывала о самодельных куклах, с которыми играла в детстве. Волнистые белые волосы для них добывались из отцовских фронтовых кальсон, они были корейские капроновые. Мы посчитали: мама моложе Победы на 10 лет, выходит, дед носил их еще полтора десятка лет после окончания войны.

Военная гимнастерка долго служила дедушке студенческой, а потом и учительской формой. После войны он окончил тобольский филфак. До глубокой старости на деревянном крыльце своей пятистенки он наматывал портянки из ветоши, а свой солдатский ремень со звездой на бляхе и вовсе затягивал до самой смерти. Сейчас ремень-реликвия хранится у моего брата. Его, вместе с боевыми наградами в марте этого года мы привезли на презентацию книги «Тимир Карманов» в деревенскую школу села Новокаишкуль, где почти 40 лет дед преподавал русский и литературу.


Алсу Хайретдинова

Остальные новости раздела