Подписка на новости Новости

04.09.2017

«Рукастая изба»

Дом ремёсел в Тольке Красноселькупского района заменяет и сувенирный магазин, и музей, и выставочный зал, и даже Дом пионеров.

Творчеством занимаются здесь все, рассказывает директор Светлана Рамазанова. В штате три мастера, однако рукодельничают и уборщица, и сторожа. Есть и мастера-надомники.

Уютный деревянный холл полностью занят витринами. Под стеклом – кожа, мех, бисер, дерево, кость, береста. Есть традиционные виды рукоделия. Однако мастера не просто повторяют старинные технологии, но и перенимают новые, современные, и придумывают свои.

Многие работы раскупают, забирают на выставки, поэтому экспозиция всё время обновляется. Сувениры нравятся иностранцам, которые уже традиционно приезжают на День оленевода, да и сельчане заглядывают сюда перед отпуском – что-то взять с собой как подарок на Большую землю. Настоящая гордость хозяев – старинные предметы. Их несут сюда сельчане. Посуду, одежду, свёрла, инструменты. Есть вещи более современные, но сделанные по технологиям из прошлых веков. Берестяное корытце для стирки: края цельного куска бересты загнуты и сшиты так, что вода не протекает. Или инструмент для сбора ягод, наподобие современной бралки, называется куево. Вещичка приятная, с ремешками, с крышечкой. Чтобы собирать ею дикоросы, нужно приноровиться, рассказывают мастера. Зато когда приспособишься, можно даже не наклоняться к кустам голубики.

В чум, установленный в выставочном зале, охотно залезают дети. Им позволяется – важно не только увидеть традиционные ремёсла, но и потрогать творение рук человеческих. В чуме есть традиционные детские игрушки – хвостики и позвоночники белок, гусиные лапки, когти копылушек, глухарей. Тканевые куклы с основой из скрученной тряпочки. Даже деревянные игрушки были в чумах, рассказывают здесь.

– Работаем с садиками, со школами, с интернатом, проводим выставки, экскурсии, мастер-классы, мероприятия, посвященные Году экологии, – говорит директор Дома ремёсел. – Есть и кружковая работа, у нас работает творческое объединение «Бусинка». Десять ребятишек учатся плести из бисера, кое-что выставляем. Занимаемся и мехом, кожей, лепим из теста. Приходят в основном детки коренной национальности, поэтому стараемся им больше национальные ремёсла преподавать.

 

БИСЕР, КОЖА, БЕРЕСТА

Лидия Каргачёва – мастер по бересте. Кроме того, она плетёт из бисера, шьёт национальную одежду – и стилизованную, и аутентичную. Берестяные короба, которые раньше использовали для хранения красивых сервизов, используя стружку для перекладывания чашек и блюдец, – её рук дело.

– У селькупов предметы домашней утвари особо не расписывали, – отмечает Лидия Ильинична. – Собственных узоров мало, в основном заимствованные – хантыйские, мансийские. Селькупские узоры мало исследованы. Их характерная особенность – острые углы. И они состоят из отдельных мотивов, а не идут дорожкой, как у северян-соседей. Некоторые похожи на казахские. Из исследователей можно, пожалуй, только Прокофьева назвать, он об узорах писал еще в первой половине двадцатого века.

У Лидии Каргачёвой техническое образование, она электромонтёр станционного оборудования, работала в геологии. Потом сократили. Рукоделие осталось откуда-то из детства. Мастерица – коренная селькупка, родители кочевали. Детство Лидии Ильиничны прошло в Киккиакках, в чуме. В 2007 году стало известно, что открывают Дом ремёсел. Так ремесло стало профессией.

В селе не носят национальную одежду, как в Ямальском или Шурышкарском районах. Но по домам у коренных селькупов хранятся ягушки и малицы, сельчане надевают их к традиционным праздникам – ко Дню оленевода, например. Тогда и можно увидеть узорчатые пояса, красивые манжеты на платья.

Кстати, и бисером селькупы вяжут не так, как северяне-соседи, они собирают сеточку по три, по пять бусин (у ханты и ненцев – по четыре). А Лидия ещё и на станке ткёт бисером. Но это уже современная технология.

 

ИЗ КЕДРА И КАПА

Мастер резьбы по дереву Марат Саркиц делает изделия из капа, из дерева – сосна и даже липа, которая здесь не растет, её закупают. Качество её лучше, она хорошо режется и не лопается.

Мастер учился в Салехарде в многопрофильном колледже. Работает четыре года, до этого занимался с детьми в школе искусств, но писать планы, отчёты – не его. Он и работу предпочитает не повторять, хотя просят иногда.

– Раньше я больше рисовал, резать стал позже, – говорит он. – А резать можно из всего. Недавно начали заготавливать дерево. Дома лежат брёвна, в сарае. Договариваемся с администрацией, получаем разрешение на заготовку кедра. Если кость – то… Мамонта редко режем. Темная, коричневая кость. Предпочитаю делать реалистичные скульптуры животных, с детализацией. Сова, олень, песец, медведь, лось, рыба – основные «герои». Но эскиз делаю не всегда. Готовые работы покрываю парафином. Лак выглядит грубее, блестит. А парафин не даёт трескаться. Если режем по сырому дереву, оно может потрескаться.

По кости режет мастер Галина Ушакова, почти все работы в витринах – её.

 

ПЛЮС ЗЕМЛЯНКА И ЛАБАЗ

Над крыльцом Дома ремёсел висит табличка на селькупском языке. Перевели как «рукастый дом». А рядом расположились лабаз и землянка – традиционные хозяйственные постройки селькупов.

– Такие землянки до сих пор делают, там тепло спать, удобно. У меня в лесу такая стоит, – рассказывает Марат Саркиц. – Основа деревянная: срубили берёзы, сложили каркас, потом обложили дёрном. Со временем ещё травой зарастает. Это покрытие не пропускает дождь. Можно костёр жечь, печку топить – тепло и сухо.

В лабазе хранят продукты, шкуры. Когда я был маленький, нам запрещали туда лазить, даже рядом нельзя было ночевать. Рассказывают страшные истории про тех, кто рискнул переночевать. Такой народный фольклор.

Ольга Сытник, фото автора

 

Остальные новости раздела



Яндекс.Метрика