Подписка на новости Новости

15.05.2017

Философия одиночества в лицах

Всего три шага нужно сделать к снимку, который вызовет эмоции у зрителя.

И технические характеристики – далеко не на первом месте. Секретами мастерства делился фотограф из Израиля

Одед Вагенштейн – мастер психологического портрета. Он впервые увидел огромные снежные пустынные пространства на Ямале, глядя в окно поезда. Эта белая бесконечность заставила его почувствовать себя невероятно одиноким.

Но он приехал в Салехард в марте – и сразу же окунулся в дружескую атмосферу местного сообщества фотографов. И ему открылся доступ в совершенно новое пространство земного шара. Он побывал в тундре, путешествовал в санях на снегоходе (более 100 км), общался с оленеводами. Прежде всего его интересовали пожилые ненцы, которые больше не могли каслать. В их глазах он находил то, что чувствовал и сам, окружённый бескрайним пустынным пространством, – одиночество.

Когда Одед вернулся из тундры в Салехард, он поделился некоторыми секретами и историями на мастер-классе, организованном в окружной Национальной библиотеке.


КАК СНИМАТЬ ЧЕЛОВЕКА В УПОР?

– Есть два подхода к фотографированию людей, – рассказывает Одед Вагенштейн. – Первый заключается в том, что герой не знает, что его фотографируют. И здесь большой плюс – реальные эмоции. Второй – когда человек вовлечён в фотографию и понимает, что он под прицелом объектива, даже пытается в этом участвовать. Какое здесь преимущество? Я могу его контролировать, сказать ему, как двигаться. Увы, при этом теряется спонтанность. Как совместить съёмку с близкого расстояния и реальные эмоции? А ведь и я не режиссёр, и человек перед камерой – не актёр. С этим мы и попытаемся разобраться сегодня.

На одной из фотографий Одеда, которую зрители видят на экране телевизора в аудитории, изображён мальчик, перебирающий и моющий красный перец. Фотограф рассказывает, что не знал, как подступиться к созданию этого портрета, так как мальчик сидел, погружённый в свою работу, опустив голову. Если бы фотограф позвал его, чтобы тот поднял голову, то, вероятно, на лице мальчика отразился бы испуг. Пришлось настроиться на долгое ожидание, глядя в видоискатель. Не прошло и семи минут, как кто-то позвал ребёнка, и он вдруг поднял голову. Это было лишь секундное движение, но Одеду хватило и этого, он был уже готов. Так появился волшебный потрет мальчика с красным перцем.

– Я очень мало редактирую свои фотографии, – говорит он. – Обычно могу добавить немного яркости или убавить свет. Ещё в одном я убеждён: обрезать фотографии могут только ленивые люди. Три года назад я отказался от кадрирования, стал более активным в поиске необходимого ракурса, и это улучшило качество снимков.

Одед признался, что терпеть не может запредельное количество оборудования, использует один объектив и часто работает без вспышки, используя только естественный свет. Путешествия – не главное, потому что люди и их лица – они все рядом. А залог успешности снимка – эмоции. Фотография должна проявлять новые чувства. Тревел-фотографии призваны удивлять, открывая нам новые места и страны, но Одед – портретист. А особенность жанра – быть универсальным, находить в людях из разных стран и культур нечто общее для тех, кто будет смотреть на портрет.

Иногда Одед даже ставит камеру на полуавтомат, чтобы она делала за него половину работы и не отвлекала от главного. Кстати, он шутит, что может возникнуть вопрос: «Если не используется вспышка, как делать фото, например, ночью?» и сам же отвечает: «Ночью я сплю».


ФОТОГРАФИЯ – ИСПЫТАНИЕ

Разобрав со зрителями несколько своих работ, Одед приступил к пояснению того, какие есть инструменты у каждого фотографа, чтобы создать снимок с историей, с эмоциями.

Начинать создание фотопортрета нужно со своеобразного кастинга – выбора человека для снимка.

– Если персонаж неинтересен вам, то как он сможет заинтересовать остальных? – спрашивает Одед. – Хочу вам признаться кое в чём. Люди считают, что фотопортретист должен любить людей. Однако если вы посмотрите на меня, когда я не в аудитории, а в пабе, то заметите, что я весьма замкнут и скромен. Не чувствую себя комфортно, когда в помещении много народу. Почему же при таком характере я начал фотографировать именно людей, а не пейзажи или предметы? Потому что для меня фотография – испытание, шанс перебороть свои страхи перед людьми. Подойти к незнакомцу на улице и начать его фотографировать – для меня полное сумасшествие. И тогда я задался вопросом: «Худшее, что я могу услышать – что это?» И ответил себе: человек просто скажет «нет», откажется от фотоснимка. И с этим я точно могу смириться.

Один из прекрасных портретов Одед сделал на Кубе. Он рассказал, как шёл по узкой улице, а навстречу ему двигался колоритный старик-кубинец. Они подошли близко друг к другу, встали. Кубинец посмотрел на камеру, на лицо фотографа и снова на камеру. Тогда Одед поднял фотоаппарат и щёлкнул этого деда. И они также молча разошлись по своим делам. Можно сказать, что Одед Вагенштейн научился быть именно тем человеком, которому доверяют и которому не говорят «нет», когда он наводит объектив.

Но родная бабушка в Израиле почему-то называет его фотографом грустных людей. Одед – философ, ищущий в людях одиночество.


ШАГИ К ХОРОШЕМУ СНИМКУ

– Второй шаг – свет. Свет – это наше сырьё, – продолжает Одед. – Хорошее освещение делает картинку объёмной. Большинство людей любят мягкий свет, но бывают ситуации, когда нужен жёсткий.

Третьим шагом к хорошему снимку Одед называет построение кадра. Поиск композиции сопряжён с большим умственным напряжением, чем выстраивание технических характеристик на камере. Одед вспоминает, как в Таджикистане он сфотографировал старика на остановке. Но первый портрет его не впечатлил. Тогда старик попросил ещё сфотографировать его с другом. Получилось не менее скучное фото – два пожилых человека грустно смотрят в камеру. Одед разговорился с мужчиной и выяснил, что тот едет в город к детям и внукам. Собеседник рассказывал о своей семье, а после этого рассказа Одед сделал ещё один снимок. И именно на этом портрете обнаружилась глубина переживаний пожилого человека, едущего к людям, которых он любит и по которым тоскует.

Конечно, технические характеристики играют не последнюю роль в создании фотошедевра. Но эти три – персонаж, свет и композиция – важнее всего.


ШАНС НА ЛУЧШЕЕ

Зрители, пришедшие на мастер-класс, подхваченные энергией Одеда, весьма живо задавали вопросы. Например, выяснилось, что ему абсолютно неинтересно северное сияние. А ведь оно так манит многих фотографов. Но Одед признаётся, что лица людей ему важней. Интересно и то, что он даёт снимкам «отлежаться», то есть разбирает их не сразу, а спустя 2–3 месяца. Он нигде не учился своему искусству, но за 12 лет фотографирования освоил многие нюансы. Говорит, что иногда, выудив из папки в компьютере какой-то старый снимок, он с ужасом думает: «Где были мои глаза? Что это?»

Одед сотрудничает со многими известными в мире журналами. И делится рецептом того, как начать сотрудничество с редакциями. Не нужно представлять себя или обещать какую-то работу. Необходимо показать редакторам то, что у вас уже есть. Возможно, их заинтересует ваш стиль и ваш взгляд.

И ещё кое-что посоветовал Одед Вагенштейн. Не бойтесь отказываться от снимка, если не получается сделать его таким, как задумано. В мире много сюжетов и лиц. И в любой момент вы сможете получить шанс на лучшее фото.

Нина Фальшунова, фото автора

 

Остальные новости раздела



Яндекс.Метрика