«Если дом, где любовь, то мне север – дом»

Блог «Красного Севера»



23 Июля 2019

Муравьева.jpg


Анастасия Муравьева, студентка факультета журналистики УрФУ, приехав впервые в Салехард, не смогла сдержать эмоций. Впечатления вылились в стихи о Ямале, удивительно наполненные и зрелые.

В Салехард Настю привёл случай, но теперь она уверена, что это судьба. В июне девушка закончила второй курс. Встал вопрос, куда отправиться на летнюю практику. И уже была договорённость с одним из изданий в Екатеринбурге. Но в последний момент планы поменялись, ей предложили поехать попрактиковаться в Салехард. Сердце подсказало, что надо соглашаться.

- Когда подлетаешь к городу, видишь десятки притоков, разливы рек, озёра, - делится впечатлением от Ямала Анастасия, - и все они так близко. Не надо долго ехать за город. Можно выйти из квартиры и за пятнадцать минут добраться до какого-нибудь притока Оби. Здесь я часами могу сидеть у воды - это даёт огромную энергию, заряжает внутренне. Ещё подолгу смотрю на горы Полярного Урала – их видно из моего окна. Когда солнце стоит над горизонтом всю ночь, чувство реальности покидает. Ты будто попал на другую планету. Такое наблюдаю впервые. Ещё потрясли люди. Северяне особенные. Много раз незнакомцы помогали мне на улицах, доводили до нужного места. В редакции «Красного Севера» коллектив готов прийти на выручку. В больших городах такого нет.

Ямал вдохновил девушку настолько, что эмоции выплеснулись в стихи. Её лирические герои – это и мужчина, и зрелая женщина, готовая предстать перед богом. Произведения наполнены смыслом и неожиданными для двадцатилетней девушки образами и чувствами. И пусть сама Настя скромного мнения о своём литературном даровании, но её строки задевают тонкие струнки души и достойны вашего внимания.


Летом пишется только о лете.

Всё, что кроме, не сильно болит.

Возвратишься домой на рассвете:

Солнце здесь даже ночью не спит.

За мелиссовым чайником чая

Посидишь в тишине у стола,

За которым вы с дедом паяли,

За которым сидела она.

Рыжий кот заберется на тапки,

Прозвенят где-то в зале часы.

Из-за окон пахнёт чем-то сладким

И почти деревенски босым.

Порастянется дым от карниза.

На траве засверкает роса.

Вспомнишь бабушки старые ризы,

В уголочке избы образа.

И захочется плакать как в детстве,

И в Часельку – горячим лицом.

И попробуй куда-нибудь деться:

Были куры и в краске крыльцо.

А теперь только чайник и чашки,

И квартирный панельчатый дом.

Да прогулки с соседкой-Наташкой,

Неприятной со многих сторон.

Правда, всё это лишние смыслы.

Есть старинный полярный завет:

Не важны ни тревоги, ни числа,

Пока ночью сияет рассвет.

Летом пишется только о лете.

Ну и малость еще про любовь.

Лето – чтобы гулять на рассвете,

Лето – детство, пришедшее вновь.


P1080885.jpg

___


Поведай, сколько мне плакать, жрец.

Когда обрету покой,

Когда мою кожу разгладит Он

Лёгкой своей рукой.

Морщины, как нити, сбегут с лица,

Скрутятся в снежный ком,

Старая память простит меня

И бросит свой старый дом.

Скажи мне, когда упадут дожди

На землю в последний раз,

Когда мой беспутный, бедовый сын

Станет на что горазд.

Ответь мне, как дышит сейчас один

Первый мой самый муж,

Держит ли фото моё в столе,

Ест ли баранов, груш.

Сколько мне плакать от боли, жрец,

Что говорят мечи?

Хмурясь на рыцаря кубков, ты

Внимательнее смотри.

Любят ли, жрец мой, меня в семье,

Чтят ли меня в миру?

Какою дорогой к Нему идти,

Жрец мой, я не пойму.

Хочешь, спою тебе песнь о том,

Как ненец один был смел,

Сотню оленей чужих увёл

И, кстати, остался цел.

Хочешь, отдам свои краски и

Банку светлейших снов?

Скажи мою карту, почтенный жрец,

Если уже готов.

А впрочем, ты можешь молчать, к чему

Знать, сколько жить? Нельзя.

Только ответь, смогу узреть,

Что смерть мне дана не зря?

___


На моей загорелой коже мягких капель прозрачный шум.

Я скучаю по дому все же, я его где-то сердцем жду.

Но снаружи я тот же сильный, та же майка с остатком трав,

Те же вечные летне-зимы собираю в большой рукав.

Алый бархат сочится в небо, проступает сквозь дождь и хмарь,

И спокойствие нежной вербы почему-то приходит. Май

Не бывает так сонно сладок и хорош до конца собой.

На страницах моих тетрадок дождь рисует речной прибой.

Корабли провожают мель детским взглядом, держась за борт.

Бесконечный полярный день изучает до трещин порт.

Старой краски дешевый хруст осыпается в желтый ил.

Как рожденный младенец пуст от тревог и побочных сил,

Я вхожу по мосту в причал, ослепленный ночным огнем.

Ничего не бывает зря. Вот мой север, и я влюблен.


P1080956.jpg

___


Пока северные ветра обнимали траву,

Целовали пески, поднимали камни,

Я ступал по холодному льду

Тесной ванной.

Я звонил на отключенный номер

Недоступному телефону.

И слова заполняли поры,

Забивались в грудные норы.

Я искал на полу душной ванной

Что-то важное слишком, близко.

Собирал кучки мыслей с плитки,

Они спешно рвались как нитки.

Я смотрел на экран - раскаленный пруд.

Он чернел моей рожей - гримасса колик.

Мутный сенсер скрипел от боли

И в молчании своем был груб.

Ветер гнал чистый воздух с Полярных гор

И едва не срывал покрывала зданий.

Неземная любовь мироздания

Отвоёвывала простор.

Целый город стонал под напором струй,

Чрезмерно воздушных и крепких, как

Необъятный мужской кулак,

Истирающий в пыль табак.

Целый город стоял отвесной скалой.

Он дыханием одним приводил в покой

Вечный гул ветровой над речной водой

И испуганный голос мой плавил в ноль.

Я шагал из окна и обратно внутрь.

Если б тело термометр - то бы ртуть

Закипела во мне, как весенний снег,

Переходящий на быстрый бег.

Телефон не звонил мне десятки лет.

На экране все больше трещин.

Подсобрать-ка мне, что ли, вещи

И до Харпа купить билет?

Чистый воздух и солнца реки,

И молочных небес вода.

Я б уехал туда навеки,

Я остался бы там навсегда.

___


Бог спустился на горный лен,

Что плетется мотком вдали.

Я гляжу на него, влюблён

В эти выключенные фонари.

В это светлое небо, вздох,

Исходящий от кромки губ

И свободный от лишних слов,

Переплет бесконечных рук.

Мягкий бархат плывет в клочках

И клочищах по молоку.

Ночь теряется в облаках,

Уступая полотна дню.

Запах рек сладкой нитью - в грудь.

И краснеет в закате дом.

Эти земли скрывают суть:

Раз приехал - навек влюблён.


BIykOwF1dec.jpg

­___


Обернусь на Урал и закину чай

За упрямую спину, пускай - остыл.

В чисту реку войду из последних сил.

Упаду на траву - где трава, там край.

Где трава - там земля - ночи темной цвет.

Ни дорог тебе нет, ни мигалок нет.

Где земля - там роса, ты втяни по грудь

Через нос запах вечности - соль и суть.

Пробираясь сквозь пыль городских низин,

Я пришел к тебе утром уныл, один.

И смотря на высоты твоих седин,

Полагал, что несчастный такой один.

Но как мудро Ямал рассудил меня,

Показал, что я есть, почему и для

Чего оказался я средь снегов,

Ничего не желав, ко всему готов.

Я нашел свой острог на брегу реки.

Здесь все мысли мои будто пух легки.

И рождаются с чьей-то незримой руки

Мои северные стихи.

И за что мне в награду такой багаж,

Что под сердцем хранить - а куда отдашь.

Прикипело, вросло под грудную кость.

Ну и что, что я здесь лишь на время гость?

Упаду – поднимусь. Я готов ко льдам,

К ураганам, штормам, комарам, лесам.

Я не знаю, за что ты мне, Север, дан.

Только я говорю всем твоим ветрам:

Благодарности нет ни предела, ни дна.

Я люблю твои солнечные глаза.

Я люблю твой мороз и ревущий гром.

Если дом, где любовь, то мне север - дом.

_____


Я знакомлюсь с тобой по чуть-чуть,

Вычленяя песчинок суть.

Собираю, как реки, снег.

Ты живешь во мне, мой человек.

Я читаю роман — глаза.

Между строчек — травы бирюза.

А на оттиске карий клен.

Голубой — с боковых сторон.

Я рисую тебя во сне.

Вспоминаю изгибы плеч.

Наношу сотни «за» и «не»,

Когда «за» успевает стечь.

По былинкам и тихим рвам

Изучаю тебя, мой лес.

Узнаю по ночным шагам

С грузом мыслей наперевес.

Как высокий полярный день

Проникает меж синих гор,

Ты — шальная моя метель —

Подступаешь со всех сторон.

Сладкий воздух лучист и длинн

На верхушках далеких льдин.

Как нектар я тяну твой свет,

Теплой радостью он согрет.

Свежий запах я пью с вином.

Это север заходит в дом.

Пригласим его на ночлег.

Обними меня, мой человек.



Назад в раздел